Официальный сайт Любительского лыжного спорта Самарской области РОО «Самарская областная федерация лыжных гонок»

Не прошло и года - Швеция классика 220 km за 17 часов 56 минут - Владимир Кузнецов Лыжный клуб "Зенит" г. Самара

 

04.03.2020


         Не прошло и года - Швеция классика 220 km (30.03.2019 г.)

P3296122 1.jpg

Результаты не растут, до подиума с каждым годом все дальше, кровь не греет, лыжи не едут, в зеркало смотреть не хочется, значит, пришла пора гонок, сам факт участия в которых даст повод для самоуважения. Но куда податься, если позади несколько десятков марафонов, четыре «Васалоппет» (90 км), две «Марчалонги»(70 км) и три беговых ультра-трэйла длиннее 100 километров? В советские времена «Осоавиахим» проводил забег красноармейцев на лыжах из Москвы до Питера в кирзовых сапогах, буденовках и противогазах, но куда нам до них! А вот это, пожалуй, подойдет – недавно возродившаяся гонка «Норденшелдлоппет», Швеция, Полярный Круг, 220 километров классикой по правилам ФИС!

В далеком 1883 году два шведа из полярной экспедиции Адольфа Эрика Норденшелда прошли на лыжах за 57 часов 460 километров по неисследованной области Гренландии и вошли в историю, рискуя здоровьем ради науки. Когда они вернулись, им не поверили, хотя я, увидев эти суровые лица на старинных фотографиях, не усомнился бы в их честности. Чтобы не тратить силы на пустые разговоры и не прослыть сказочниками, в следующем году парни сбегали туда-сюда из приполярного городка Йоккмокк в другой городок - Квиккйокк. Нашлось еще с десяток местных лыжников, которые составили им компанию. Так состоялась первая «Норденшелдлоппет», первым на финише был Павва-Лассе Туорда и он преодолел 220 километров за 21 час и 22 минуты. Все сомнения были развеяны. Результат для деревянных лыж и палок с кольцами из прутьев впечатляет, в наши времена пластика и фтора всем, кто пробежит эту гонку не хуже, дают медаль. Решено, достойная проверка на живучесть, еду!

Швеция страна не дешевая, так что трудности начинаются задолго до гонки. Стартовый взнос, дорога, ночлег в крошечном Йоккмокке - все дорого. Тем сильнее желание дойти до финиша и побороться за памятную медаль. Слухи о своих замыслах я распустил загодя, поэтому к началу подготовки поездки спутники уже проявились. Такие же ветераны, лыжники, марафонцы. Осенью, преодолев эпическую французскую UTMB ССС бегом по горам вокруг Монблана (Ультра Трэйл Монблан – сто один километр с набором высоты шесть километров), я проверил себя на физическую и психическую прочность. Двадцать один час под дождичком, на ветру, в темноте, когда уже не ясно, где сон, а где явь. В результате появилась уверенность, что уж на лыжах-то я столько точно продержусь и можно спокойно кататься в ожидании марта месяца и главного старта года. Несколько длительных тренировок по 5-6 часов помогли поймать нужный ритм, комфортный и достаточный, для приемлемого результата. А планы были простые – получить удовольствие от самой длинной классической гонки, финишировать в добром здравии и ясном уме, ну и пополнить свои трофеи еще одной медалью. Для разнообразия в феврале пробежал в пятый раз классический Тартусский марафон 63 километра, самый душевный, самый приятный из всех скандинавских марафонов. Эстонцы, однозначно, знают толк в лыжах и в организации крупных соревнований.

Стокгольм встретил теплым ветерком – конец марта. Ночной шведский поезд, идущий через всю страну, доставил нас в провинцию Норботтен, в северный город Элливар, дальше автобус до Йоккмокка. Приехали за пару дней до старта, чтобы успеть прийти в себя и осмотреться. Поселились на квартире поблизости от оргкомитета гонки. Хозяйка Нина родом из Ленинграда, русский не забыла, мой английский не пригодился. В Йоккмокке все рядом, население меньше трех тысяч человек. Местная газета призывает жителей участвовать в гонке, для них стартовый взнос не требуется. Всего набралось 350 участников, из них 15 из России.

P3286111 1.jpg

P3286119 1.jpg

Вокруг бескрайние просторы – озера, леса, ощущение необычайной свежести и чистоты, короче, север. Получили номера, мешки для забросок, немного покатались по местным трассам – голый лед, днем тает, ночью мороз, в день гонки обещают ветер и снег. Заскучать не успели, пришло время старта. Раннее утро, открытое пространство, озеро, крепкий ветер, пурга. Бросили лыжи в загон, спрятались от ветра в палатку, набитую под завязку такими же любителями помучиться. На старт вышли, сознавая, что весь этот день и, возможно, часть следующего проведем на свежем воздухе и на лыжах. Что может быть лучше? Шведы на старте лыжных гонок любят стрелять из ружья. Так им кажется торжественнее. И эта гонка не исключение. Бабахнули в воздух и вот вам начало большого приключения. Первые километры всегда бывают очень быстрыми. Спортсмены понеслись как угорелые, они засветло до финиша доберутся. Я же приготовил два фонарика и комплект резервных батареек, чтобы не потеряться в темноте. Все это в заброске вместе с разминочной курткой, запасными носками, теплыми перчатками, на всякий случай. Планирую добраться до финиша около полуночи. Для этого нужно пробегать каждую пятерку за 25 минут, вроде не быстро, но это с остановками на питание, подмазывание, переодевание и всякие другие естественные нужды. Сразу же после старта прямо в лицо задул крепкий ветер, хорошо тормозит, когда выпрямляешься в полный рост. Приходится кланяться до самой земли. Главное, не думать, что так будет весь день. Время идет, километры наматываются. Первые человек сто явно бегут без мази, «даблполлингом» – машут палками и уходят вперед все дальше. Пока равнина и лед, тоже, глядя на них, толкаюсь одновременным, хотя и на мази. Народу не много и толчеи нет, но встречаются особо одаренные, любящие потоптаться по задникам чужих лыж. Один такой ко мне приклеился. Посмотрел я на него строго раз, другой…Улыбается. Сорри, говорит. Ладно, иди вперед, если торопишься. Долго он маячил передо мной, вводя в искушение со скуки потоптаться по его лыжам, потом все-таки расстались мы во время очередной кормежки. Пункты питания через каждые десять километров, в подсумке у меня только гели, свои, проверенные, остальное организаторы предоставляют в избытке. Мазь “Skigo” на всех остановках и запасные палки тоже присутствуют. Пейзаж довольно однообразный, в основном равнина, открытая для ветра. Лыжню переметает и только в лесу между деревьев нормально. Так что мечта прокатиться классикой по укатанной трассе уже не сбывается. Остальное точно исполнится, потому что есть твердая установка дойти до конца, если не трассы, то своих возможностей.

Вот и первый полтинник позади, до поворота домой еще шестьдесят, а до финиша…как до Луны. Лес, сосны, однообразный пейзаж, разбавленный затяжными пологими тягунами, попутчики то появляются, то исчезают, катим, катим и конца не видно. Лидеры уже бегут нам навстречу, преодолев первую половину, а мы выходим на озеро. Ветер совсем озверел, вокруг снежные вихри, как во время метели у Пушкина в «Капитанской дочке». Народ сбивается в паровозы и пытается облегчить жизнь, прячась друг за другом. Так, борясь с ветром, догребли до последнего пункта питания перед поворотом домой. Отсюда удобно отпадать на финиш, если решил сойти: довезут, дорога рядом, машины ждут. Не наш подход, слишком много сил и средств вложено в это приключение, да и силенки пока есть. Повернем, ветер в спину будет, обратно полетим как на крыльях. Попили-поели и вперед, еще пару километров между чахлыми деревцами до поворота. Между кустов стоит себе молотит генератор, питает контроль времени. Пробегаем мимо, аппарат пискнул, нас отметили, и дали добро на дорогу домой. Теперь навстречу то и дело попадаются участники, которых я опередил на прошедших 110 километрах. Посматриваю на них с сочувствием, но кто кого будет жалеть на финише, покажет время.

Солнце, толком так и не поднявшееся, начинает клониться к закату, для ветра это, видимо, повод сменить направление и теперь он опять дует в лицо. Хорошо, что уходим с озер в лес, там потише. Чем меньше сил, тем длиннее подъемы. Бежишь вверх, а навстречу тебе под горку по этой же лыжне катятся уставшие и отставшие, не реагирующие на твое появление, так что ухо надо держать востро, чтобы не обняться с таким другом по совместным приключениям.

Дальнейший бег все больше смахивал на полет в космосе: только тишина, лес, снег, лыжи и наступающая северная ночь. Каждый попутчик в радость. Долго догоняю одного из таких. В некотором замешательстве узнаю топтуна, старательно долбившего утром пятки моих лыж. Это судьба. Вместе начинаем очередной подъем, держусь за ним, тактично сохраняя дистанцию, смотрю, как он мучается, потом решаю идти вперед, оставляю попутчика позади наедине с природой. Время идет, руки-ноги шевелятся, ничего не происходит, вроде даже и не двигаешься, хотя с каждым шагом приближаешься к финишу, до которого по-прежнему как до Луны. А Луна вышла и помогает не заснуть на ходу. Романтика! Что-то задевает сзади за пятки. О небеса! Мой топтун ожил, незаметно подъехал и снова взялся за старое. Мысленно применив к нему все известные мне виды казни, отхожу в сторону и слышу по-английски - «вы устали?» - «нет блин, я в порядке!». С десяток минут он маячил впереди, потом исчез в сумерках, а я снова предался одиночеству на границе Полярного Круга, в чужой стране, ночью, в пустом зимнем лесу, под яркими звездами. Стемнело окончательно, фонарик освещал метров десять лыжни впереди, пришел ночной мороз, мазь сошла и сил толкаться оставалось все меньше. Хотя я и не собирался бежать «даблполлингом», по факту вышло так. Теперь руки даже поднимались с трудом, а на подъемах было совсем невмоготу. На очередном тягуне заметил обильные следы от конькового хода вдоль трассы, тоже перешел на полу-коньковый, так легче. Но прав был старик Кант, не имеющий, кстати сказать, никакого отношения к лыжам, когда говорил про звездное небо над головой и нравственный закон внутри. Время меня не волнует, судить некому – вокруг ни души, но эти сто неправильных шагов все испортят, застряв в памяти навсегда. Решил быть честным с самим собой (от усталости, наверное, с головой что-то случилось!) и продолжил полноценные мучения классикой.

Неизвестно, до каких глубин подсознанья можно было докопаться, шевеля руками и ногами в этой черной космической пустоте, но начался спуск. Перед стартом мы интересовались у аборигенов, есть ли опасные места на трассе, чреватые падениями, блужданиями и прочими развлечениями. И таки да, все в один голос говорили, что в темноте на обратном пути крутые повороты могут быть опасны. И вот сейчас, радуясь приятному набору скорости на длинном пологом леденистом спуске, я припомнил все эти слова и начал ждать поворот. Опытные шведы бегут с мощными фонариками, свет от них как от прожектора тепловоза бьет метров на сто. Мой фонарик тоже яркий, но его явно не хватает, чтобы на скорости вовремя заметить в темноте крутой поворот и вот вам нате - разложился громко и некрасиво, хорошо свидетелей нет, и все осталось цело. Бодрячком вскочил и дальше! Лес скоро закончился, и где-то впереди, замаячили огоньки, значит близко контрольная точка 200 км. Есть счастливчики, которые за сезон столько не пробегают, но счастье у каждого свое. Выкатываюсь на озеро, все, что днем растаяло, сейчас заледенело и если хорошо толкаться, то можно продвигаться вперед довольно быстро, но ледовые рельсы под ногами то сходятся, то расходятся, то лужа на пути, то замерзшая снежная куча откуда ни возьмись, не расслабишься.

На берегу озера, на ветерке, под тусклыми фонариками, на свежем воздухе, открытая всем ветрам точка 200 км. Волонтеры накидывают на плечи одеяло, предлагают еду, питье. Давно уже ничего не хочется, может только горячего бульончика пару глотков, да бутербродик с сыром, всего полно, пробовать некогда, с питанием здесь полный порядок. Волонтеры подталкивают со света в темноту - туда! Еще двадцать километров. После двухсот, вроде, недалеко, но это будут самые веселые километры. Сильный встречный ветер на морозе быстро выдувает остатки тепла, начинаю мерзнуть. Эх, надо было переодеться, в заброске и разминка, и сухие перчатки, и шапочка. Самые умные по нескольку раз меняли одежду и ботинки. Сейчас они с комфортом, не сильно спеша, катят к финишу, зато я практически нигде не стоял, на пунктах питания не переодевался, время не тратил, и теперь, подгоняемый холодом, поджав все что можно, догоняю их. Последние километры тянулись бесконечно. За каждым кустом мерещился финиш, а трасса все петляла и петляла по озерам, опушкам, буграм, буеракам, перелескам, полям, просекам, проселкам, пупырям… Очередной контрольный пункт, наверное, последний перед финишем. Девчушка школьница кричит что-то про опасность впереди. Голос еще не затих, а опасности уже начались. Лампочка на дереве слегка освещает какую-то воронку впереди. Похоже на бобслей. Трасса идет прямо в этот ледяной унитаз, может снять лыжи? - передумывать некогда, уже не затормозишь. Один поворот, второй - бах! Впереди пара тел, лежат, не шевелятся, похоже, отдыхают. Дальше по-английски - «Мужики, все нормально?” – “Да, нормалек!” – “Помощь не нужна?” – “Давай, удачи!”. Через десяток метров еще пара падений в ледяной желоб, одно довольно болезненное, локоть и бедро неплохо познакомились со льдом, палка треснула, но не сломалась, толкаться можно. Еще несколько спусков не таких ужасных, финишем все не пахнет, подозрительная темнота и тишина вокруг, ледяные рельсы ведут вперед и конца им не видно. Местное время 22 часа с копейками, маленький северный ЙоккМокк тихо засыпает, и никому нет дела до моих потуг, которые не потянут и на тень подвигов вековой давности. Впереди, наконец, появляется светлое пятно, в ночном тумане виднеется надувная финишная арка, разножку я решил не делать, пускать пену изо рта, падать на спину и валяться на снегу тоже, спокойно, без эмоций пересекаю заветную черту, вижу на табло свое имя и время 17 часов 56 минут, планы по медалям выполнены с запасом! Никто не спешит ко мне, зрители давно встретили победителей и разошлись по домам, куда дальше идти не знаю, продолжаю стоять в финишном створе, радуясь, что поборол пространство и больше не нужно двигать конечностями. Наконец меня заметили, подбегают, вешают на шею простенькую, но честную металлическую медаль, наверное, сделанную в местной школе на уроках труда, что не умаляет ее ценность, главное ведь не то, какая она из себя, а что с ней связано. Я еще на лыжах и пара пареньков по очереди показывают жестами, что, мол, пора их снимать. Снимаю и чувствую, что стоять прямо не могу - меня опрокидывает назад. Слишком долго и упорно я кланялся сегодня снегу, ветру и лыжным духам. Шведы, похохатывая, привычно подхватывают меня сзади, не дают упасть. Через пару минут все приходит в норму, ноги больше не выскакивают из-под меня, но застывают и перестают гнуться. Приятный сюрприз: хозяйка Нина пришла встретить на финиш! Ползу в столовую, шикарный ужин: картошка, зелень, жареная оленина не вызывают особой радости, а вот забота организаторов и нашей замечательной хозяйки впечатляет: домой меня отвозят на машине, городок хоть и маленький, но бродить по нему ночью после гонки удовольствие так себе.

image3 1.jpg

  Мой спутник по шведским приключениям, более сильный лыжник (настоящий МС!), уже в койке, но не спит. Отмечаем окончание мучений парой капель коньяка, припасенного заранее еще в Стокгольме, вспоминаем нашего земляка, который, все оплатив, так и не смог поехать на эту гонку, и окончательно укладываемся на отдых. Вместо сна приходит тяжелое оцепенение, тело застывает в неподвижности, но в голове все крутятся всякие лыжные картинки и приказы двигать конечностями в сторону финиша, хотя может это и был сон, в котором гонка продолжалась, а истинный финиш состоялся только утром, после нашего пробуждения, когда с десяток настоящих героев, преодолев наконец черное заледеневшее пространство, давно оставив надежды на медали, только-только подползали в лучах восходящего солнца к заветной надувной арке. Но мы уже паковали вещи, доедали все купленное и приготовленное, прощались с гостеприимной хозяйкой Ниной и мысленно выдвигались по направлению к дому, потихоньку осознавая, что эта гонка теперь будет с нами всегда!

image 1 1.jpg



Возврат к списку



1.2 АВГУСТА 2020 ГОДА КРОСС И ВЕЛОМАРАФОН "СОКОЛЬИ ГОРЫ" ОТМЕНЯЮТСЯ, В СВЯЗИ С ОГРАНИЧЕНИЯМИ, СВЯЗАННЫЕ С РАСПРОСТРАНЕНИЕМ НОВОЙ КОРОНОВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ (COVID-19). ГРЕБНОЙ МАРАФОН "СОКОЛЬИ ГОРЫ" СОСТОИТСЯ В ВИДЕ ОТКРЫТОЙ ТРЕНИРОВКИ 29 АВГУСТА 2020 ГОДА.
×